кошастость

rainell


журнал Эфи

бесконечна дорога в лето.


Previous Entry Share Next Entry
Золотой шар
броня
rainell
Длинный и неинтересный отчет со Стимпанка про обвм и внутренние поиски.

Не знаю как вам, а по мне так быть принцессой - очень одиноко. У меня было мало друзей, не знаю почему. Может, мешало излишнее уважение к членам правящего дома, а может, собственная чопорность и попытка быть правильной.
В детстве у меня не было друзей, старшие браться считали себя слишком взрослыми, сестра больше любила играть с папой. Я могла часами слушать рассуждения матери о Максимах, а когда мне становилось одиноко - придумывала разное. Так однажды я придумала мистера Квинта. Он был древний мудрец и мы с ним беседовали на равных. Потом слегка вырос Арти, младшенький брат, и немедленно завладел моей детской душой - маленький, шабутной, его можно было защищать и с ним было весело. Тогда мудрец был на время забыт.
Став девушкой, я снова стала одинокой. Все нашли себе дело по душе, а я - не дебоширила в Вене и пабах, и не смогла собрать себе команду боевых парней или бравых приключенцев. Мне так много говорили о том, что правильные принцессы выходят только за принцев, что с любовью тоже все не сложилось. Поэтому принцесса Елена попыталась стать полезной.
И вот, перепробовав разное, я нашла себя в алхимии. Тут уж не поймешь, толи реально поперло мешать составы, толи внезапно нашелся наконец друг - лорд Нельсон, старший товарищ и правая рука. Еще у Нельсона оказалась племянница, милая и добрая девушка, из минусов у которой были лишь взрывной характер, жаждущая приключений душа и непослушная огненная шевелюра - все это, без сомнений, досталось ей в наследство от матери ирландки. Своя лаборатория, первые полезные открытия и даже звание доктора наук(правда, возможно, полученное больше за фамилию, чем за прорывные открытия). В общем, кажется, все шло как нужно.
Принцессы должны о чем-то мечтать. И у Елены была мечта, алхимического толка. В одном старом трактате я вычитала три основные проблемы алхимии - философский камень и эликсир бессмертия показались банальными, а вот Золотой шар, самый загадочный из всех, некий состав, делающий человека счастливым, по другим источникам делающий "все хорошо и рай на земле" меня очень привлек. Хотя было не ясно, с какой стороны к нему подойти. Тогда я вспомнила о Квинте, и мудрец вернулся. Я вела с ним ночами долгие разговоры без ответа, долго, до утра, пока не засыпала беспокойным сном. Думаю, все это было от того, что я была очень несчастна. И вот однажды Квинт ответил.
Человек приходил ко мне во снах, и мы стали говорить. О науке и о границах допустимого. И о золотом шаре, конечно о нем. Я не знала кто он, плод моего большого воображения, мой ангел или мой демон? Он предлагал пугающие возможности, спрашивал о том, о чем было страшно подумать днем. Я боялась его, но с нетерпением ждала ночи.
Могу точно вспомнить тот день, когда все пошло не так. При испытаниях первых ОБЧР малыш Арти, его высочество принц Артур, потерял руку. Ему поставили протез, но болезнь продолжала развиваться. Я делала ему лекарство, и страдала что он взял с меня обещания не говорить никому про это. Но я слишком любила его чтобы предать его любовь.
Мы планировали довольно безопасный эксперимент, и я ненадолго вышла из лаборатории подышать воздухом. Вдруг раздался страшный взрыв. Мой друг Нельсон выжил, но сильно обгорел и надолго оставил страну и дела, отправляясь на отдаленные курорты. Мне же он поручил свою племянницу Сибилл. Мы временно переехали остатками лаборатории в ангар Наутилуса, где стали работать вместе с гостеприимным доктором Джекиллом.

У меня был еще один друг. Это был секретарь моей матери, милый юноша Даниэль Андервуд. Иногда мы с ним переодевались и инкогнито отправлялись в невинные приключения, но он, впрочем, был часто занят.
Все шло наперекосяк - мои научные достижения стремились к нулю. Пару дней назад я познакомилась с одним художником - мистером Раскиным. Не знаю уж, что тогда на меня нашло, но мы купили билет на ближайший поезд, и отправились путешествовать. Мне вдруг захотелось сделать все глупости мира, перегнав непутёвых братьев. Напилась, рыдала, вела себя премерзко. Что угодно, лишь бы не чувствовать себя одинокой. Нужно было взять Даниэля с собой, но он писал статью для матери, и я решила оставить его в покое. Как же я об этом пожалела!
Брат - брат Арти вновь вернул меня к жизни. Но мне стало ясно, что наша детская любовь окончательно приняла странные формы, которые общество никогда не одобрит. После нескольких часов счастья от этого стало только хуже.

К ночи я узнала что Андервуд мертв а моя протеже Сибилл пропала.
Я с трудом смогла уснуть.Впервые увидела лицо Квинта - это было лицо Джона Ди, алхимика средневековья. Он предлагал мне выбор из двух дорог - одна безопасная и осторожная, другая опасная, но интересная. Он намекнул, что от моего выбора зависит счастье моих близких. Моя нога застыла в нерешительности, но я вздохнула и шагнула по тому пути, который считала правильным. Никакая наука, слава, азарт не стоят того.

Днем я узнала что Сибилл мертва. Ее убили и расчленили. Я не знаю как мне написать об этом ее дяде, боюсь, он этого не переживет. Не мой ли демон наказывает меня? Нет, не может быть, это всего лишь сны. Да, просто сны.

У меня остался всего один друг - непутевый художник Раскин. Все говорят, что он странный и мне не стоит с ним дружить. Что они знают об одиночестве. С ним единственным я могу просто поговорить про свои мечты, он так умеет слушать и понимать, так что пусть идут к черту. Он проспорил мне в пари, и теперь все время пропадает где-то, пытаясь отдать мой должок. Лучше бы я не выигрывала.

Я так устала что засыпаю днем. Мне снова снится Джон Ди. Как, зачем? Зачем ты пришел ко мне, мой демон искуситель, мой учитель алхимии. Неужели ты не видишь - я провалилась, я ни на что не способна! Тебе больше нечего бояться и не на что надеятся, я ничтожество. Его лицо очень печально. Он показывает мне видение, в нем прекрасный город, с высоченными домами, небывалый город снов будущего и прошлого. Миг - и он взрывается. Это уже было раньше, говорит Квинт. Так будет и с вами, говорит Ди. Я спорю с ним, я кричу, нет, не будет, мы сможем! Я просыпаюсь, по щекам бегут слезы. Успокойся, это лишь сон.

Не могу. Иду к сестре - она точно побольше моего знает о мистике. Ну и пожалуйста, узнаю что есть древняя Атлантида, что королева Виктория ( наша мать, моя мама, которая целовала меня вчера впервые за много лет) не королева а некая сущность, толи ангел, толи нет. Видимо, и мой Квинт из таких.

Я поговорила с Викторией и поняла - ничего не изменилось. Сколько себя помню это моя мать, она всегда такая. Если она и вечное мудрое существо, пусть остается таким, и все же моей матерью. Проваливай обратно в свою Атлантиду и Гиперборею, злой демон Квинт, у меня есть свой ангел хранитель, моя мама, и она не даст меня в обиду. Я верю, мы не повторим ошибок. У нас все получится.

Взлет. Я верю в Максимы и ищу справедливости. Мои алхимики самые лучшие и мы впереди планеты всех, доктор Мина Мюррей - лучший врач в мире. Наконец все правильно, и я понимаю, что все не зря. Команда Наутилуса, доктор Ватсон. Мне кажется, у меня появились друзья. Но я пока не понимаю, страшно разрушить эту дымку очарования. А еще есть цель - найти и привести к ответу убийцу Сибилл и Ванессы, дочери Максвелла.

Падение. Расследовали дело убийства Сибилл. Преступник пойман, но легче не становится. Скорее приходит опустошение. Мой брат нашел себе невесту, мне нужно быть радостной, но легче не становится. Я снова одна, и вспоминаю об обещании одного русского офицера со сложным английскому уху именем Ефрем Иванович. Он должен мне выпивку. Стоит купить билеты в Петербург ради этого.
Я узнаю от русского о восстании офицеров. Они собираются строить новое государство на Балканах. Срочно возвращаюсь в Лондон. Артур, мой любимый братик, что же ты делаешь. Мы кричим друг на друга и ты уходишь. Внутри болезненно, но правильно и закономерно рвется нить, которая нас связывала. Пустота.

Я еду на бал в Петербург. Скоро война кончится. Боевые роботы будут брошены ржаветь, а мой король Артур с другими уйдут строить свой отдельный Камелот. Пустота. Я встречаю Раскина(где ты был раньше)?!) и мы долго говорим. Если бы я не верила в Максимы и бесценность человеческой жизни, я хотела бы умереть. Но я верю, что я не зря, и я знаю что я нужна. Мой друг переживает за меня.

Мы говорим с Берти. О том как нужно жить и умереть. Впервые за долгое говорим с Альбертом по-настоящему, я вдруг понимаю, что пустота уходит. Я не могу не чувствовать, и тот идеальный механический человек с совершенными Максимами, свободный от эмоций, которого я себе надумала - он уходит.
Мы встречаемся с Максвеллом, чтобы идти в Наррентуррум, мы так долго мечтам взглянуть в глаза тому убийце. И вдруг по дороге я понимаю - не нужно. Иногда нужно просто отпустить, и мы пытаемся простить себя и идти дальше. В Наррентуррум мы не едем.

Балканы. Я подхожу к брату и говорю что прощаю его. Я наконец люблю тебя, Артур, так как всегда стоило, а не так, как я делала.

Лондон. Я стою на улице одна и смотрю, как возвращаются люди с бала в Петербурге, и я издалека вижу друзей - команда Наутилуса уходит на корабль, лорд Максвелл увлеченно говорит с семьей, друзья и знакомые разбредаются по домам, скоро всех ждет спокойная ночь. Ко мне подходит мой друг Раскин и мы говорим обо всем произошедшем. Он рад за меня.

-Елена, вы так и не спросили с меня плату за проигрыш в пари.
- Ответьте мне честно. Кто вы?
- Джон Ди.

Я не удивляюсь. Мой друг, демон, учитель - мой ангел всегда был рядом. Внутри появляется и начинает медленно расти маленький шарик спокойного счастья. Золотой.

  • 1
Очень красивая история. Я люблю длинные отчеты)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account