rainell (rainell) wrote,
rainell
rainell

ЦенаЧести, вместоотчета2

Что только не сделаешь ради любви...

На вторую игру я поехала исключительно заради людей. Не было ничего интересно, все что можно было сжечь в этих условиях выгорело часть, отлично выгорело,ярко. Ну вот, я поехала просто так. Не думать о других, быть винтиком системы. Жизнерадостным, довольным винтиком,осознающим и вполне признающим свое надлежащее место в системе. Все вышло.
Я ехала любить людей - и я любила их, своих особенно, каждого. Поить чаем или ромом, уговаривать лечь спать, утешать или жаловаться. Могло ли такое случиться,не соберись у нас такая прекрасная команда с такими пожизневыми отношениями? Думаю-нет.
Ужасно жалкое чувство, что от персонажа так и не смогу написать ничего,его не было практически внутри,этого персонажа, только условная наружная упаковка для игровой привязанности, дружбы и любви) Несколько моментов на память все же останутся:

тут не про всех, сколько вышло.

Стефания.
В самой сложной ситуации,когда дело касается совести, души,если угодно,я знаю к кому обратиться. Именно к Ю я пойду, когда умирающая Барби попросит меня провести последние минуты жизни на мостике. Именно ей я докладывала о всех потерях личного состава в медблоке.

И совсем про другое. Релаксационная камера, мы с Ю какие-то вялые. Вдруг Ю включает с телефона "А Гагарин летит" и потом "Я люблю свою родину вроде бы". Под песни к нам возвращается боевое настроение и бодрость духа. Ещебона, кстати,параллельно поедает половину лимона, принесенную Холдейном.

Капитан.
Самый сложный,наверное, выбор мы попросили сделать капитана дважды. Впервые - когда Дюпре не досталось панацеи, во второй раз вопрос панацеи - "спасайте в первую очередь гражданина Хэвена".

Амелия.
Всегда очень смешно открещивающаяся от обсуждения ее потенциальных отношений с мужчинами. Рыжая настолько, что ее появление рядом делает атмосферу вокруг чуть-чуть теплее. Мы все время хотели и никак не успевали предаться юношеским забавам.Мы почти не успели пообщаться,но всегда знали,что мы тут,рядом.

Мишель.
Очень тяжело. Тебе много раз было нелегко, я видела твои сомнения,я слышала о твоей родине. Но ровно в этот момент у меня была своя война, в медблоке, за жизни людей. Мы не успели нормально поговорить.
И вот, Мишель, со слезами, держит за халат, кричит, просит хоть что нибудь сделать, хоть что нибудь. У нее на руках умирает родной брат, самый,наверное,близкий человек во Вселенной, мой друг. И я ничего не могу сделать. Я даже не чувствую ничего,пустота. Я не помогу,Мишель, не надо,я ничего не смогу. "Какой же ты после этого врач!". Хреновый, Мишель, хреновый, но лучших пока не выпускают. Прости.

Рауль.
Твой "кружок анонимных сан-мартинцев" у нас в медблоке. Твой ром. Улыбка. Разговор о вере - " в конце концов это вопрос доверия. Можно верить что я ни при чем, можно считать, что замышляю плохое" и прямой ответ после. Прости, что не могла тебя спасти. Повторись все еще раз, поступила бы так же. Видишь, я куда больше гражданин Хэвена,чем что бы то ни было еще. И все равно прости.

Вир
С первого взгляда понятно,что этот пациент с диагнозом "никогда не спит и не ест если не проследить". Сразу была поставлена задача спасать. Так вышло, что все случилось наоборот. В самые тяжелые минуты именно ты спас меня. Каждому иногда нужно, чтоб просто обняли.

Кеслет.
Нельзя не любить Кеслета. Ироничная улыбка и пуленепробиваемая харизма.
Вернулся, из плена! Вот как не стыдно на глазах у комиссара провалить ритуал воинского приветствия и броситься обнимать гражданина Кеслета?Никак не стыдно!

Барби
Твой брат мне не пишет!(это при том что почта не доходит просто)
Вот мы смеемся до колик в туалете, обсуждаем мужиков и вспоминаем разное.
Вот ты умираешь у меня на глазах. А я не чувствую ничего. В такие моменты я совсем как машина. Потом будет больно, а пока -ни че го.
Мой брат,наверное,никогда меня не простит. И тебя. Всех нас.

Инженеры
Одна яркая и больная картина, Имбесси и Холдейн у кровати умирающей Дюпре. Улыбки сквозь слезы, волосы на подушке, яркий больничный свет

Морпехи
Кто еще способен полтора часа издеваться над пленными, сперва воспевая им гимн на три голоса без музыки и слуха, потом отпаивая текилой, а затем заставляя разучивать слова пресловутого гимна. Морпех способен спать и есть при любых обстоятельствах

Алиса
Скажу только одно-спасибо за то,что мы вместе преодолели этот нетривиальный медицинский вопрос нашего полета.Это было нелегко.

Я
В последнюю минуту успеваю спрятаться от непонятного спонтанного налета в душе. До конца не ясно что там, найдут-не найдут?Что там происходит, за стеной и шторкой душевой кабины? Стыдно, как будто трусость, но медику, без оружия, без умений и желания драться -в первую очередь нужно выжить. И все равно стыдно.

Tags: Цена Чести, отчет, рефлексия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments